23.12.2021

От первого лица: как я работала в прифронтовой больнице в Афганистане

Медсестра Джанна Фалькетто вернулась из Лашкаргаха. Там она работала в больнице, где вместе с командой делали все возможное, чтобы больница продолжала работать. 

«В Афганистане, в городе Лашкаргах, «Врачи без границ» поддерживают районную больницу Боост. Это одно из крупнейших в регионе государственных медицинских учреждений, в котором размещены 300 коек и работает около 1000 сотрудников. 

В те сумбурные дни боевых действий, которые происходили летом 2021 года, я жила и работала старшей медсестрой в Лашкаргахе. 

За год в Лашкаргахе происходило многое. Но то, что мы наблюдали ежедневно – это последствия многолетней нестабильности, с которыми столкнулось местное население. 

Ограниченный доступ к медицинской помощи и опасные дороги заставляли людей совершать поездки только в случае крайней необходимости. Вот почему очень часто пациенты поступали в больницу, когда их состояние было уже весьма серьезным. 

«Ситуация ухудшилась настолько, что мы были вынуждены спать в бункере под больницей»

Мы уже видели, как в октябре 2020 года ситуация ухудшилась, а после недавних боевых действий в регионе стало еще опаснее. 

Тогда порядка 15 000 человек бежали в соседние деревни в надежде найти более безопасное место. Многим из них помогли родственники, а другие нашли временные пристанища. 

НАСИЛИЕ

После периода относительного и только кажущегося затишья в мае этого года ситуация снова ухудшилась. Боевые действия вновь усилились и приблизились к городу. Отчетливо было слышно грохот взрывов и вертолеты начали летать гораздо чаще в небе над Лашкаргахом. 

Однажды вечером, когда мы собирались ужинать, мы услышали громкий взрыв. Обстрел велся по некоторым зданиям и приближался к нашему дому, где жила международная команда «Врачей без границ». 

Такого никогда не было прежде, и это могло быть только плохим знаком. С этого момента началась эскалация насилия. 

Боевые столкновения очень быстро участились. И, хотя изначально наша больница не занималась лечением травм, полученных в результате военных действий, с мая к нам стало поступать все больше пациентов с пулевыми и осколочными ранениями. 

НОЧИ В БУНКЕРЕ 

Ситуация ухудшилась настолько, что мы были вынуждены спать в бункере под больницей, чтобы мы могли быть рядом с пациентами и теми, кто по-прежнему нуждался в нашей помощи. 

Город вокруг нас был пустынным. Все магазины были закрыты. Обстановка казалась сюрреалистичной. 

Мы провели в бункере 12 дней.

На пол мы постелили матрасы и одеяла, чтобы отдыхать, когда на то была возможность. Такой способ размещения позволял нам продолжать работать с нашими коллегами из числа местных жителей и обеспечивать непрерывность оказания медицинской помощи в больнице.

Экстренная операция в больнице Боост, которую поддерживает MSF, в Лашкаргахе, Афганистан, 2020 год.

Мы заметили, что в эти дни изменилось как количество поступающих пациентов, так и характер их травм. 

Обычно в больнице было много детей и взрослых с серьезными заболеваниями. Однако в эти две недели большинство пациентов были раненные. В роддоме, где обычно мы принимали около 80 родов в день, их число сократилось до 10. 

Количество сотрудников также сократилось. Многие наши коллеги не могли добраться до больницы или, напротив, покинули ее, чтобы укрыться со своими семьями в более безопасном месте. Те, кто остался, размещались с нами в бункере, если им было нужно отдохнуть. 

С нами также было много женщин. Они сказали своим семьям, что если мы, женщины из международной команды, остаемся здесь, чтобы справиться со всем, что происходит, то и они останутся с нами.

Ночи в бункере давались тяжело. 

В темноте взрывы казались сильнее, чем при свете дня, но мы старались поддерживать друг друга. Больница находилась прямо на линии фронта, поэтому пули и осколки постоянно падали на нашу территорию. 

У меня много воспоминаний из тех дней. Помню, однажды ночью я слышала оглушающий шум вертолета, который вел огонь по целям в нескольких метрах от больницы. 

Я также помню, что как-то раз снаряд попал в крышу амбулаторного отделения нашей больницы. Место, где должно было быть безопасно, разрушали в ходе боевых действий -так происходило и с другими больницами региона. 

СТРАХ И СЕМЬЯ

Все были напуганы. Когда снаряд попал в здание, я и другие медсестры из числа международных сотрудников были внутри. 

Я помню протяжный грохот, спешку, с который мы спускались в бункер и страх. 

Я помню, что в те тяжелые моменты кто-то внезапно призвал к молитве, и мы начали молиться все вместе. Воцарилась гармония, и каждый по-своему молился о том, чтобы все это закончилось как можно скорее.

Находясь в эпицентре трагедии и ужаса… мы становились семьей. 

Днем время от времени я разговаривала с командой. Все работали не покладая рук, но старались поддерживать высокий моральный дух. Кто-то рассказывал истории и даже немного подшучивал друг над другом. Это были важные моменты, которые я вряд ли когда-нибудь забуду. 

МАССОВОЕ ПОСТУПЛЕНИЕ ПАЦИЕНТОВ 

Затем, однажды ночью все внезапно закончилось. 

Непрекращающийся шум стрельбы и артиллерийских обстрелов прекратился. В тот момент это больше не имело значения. Мы были живы. Я была жива. 

В один из дней мы вернулись в наш дом, который, к счастью, не был поврежден в предыдущие дни. Все было в полной сохранности. Нам повезло. Даже нормальный душ и сон в кровати приносили удовольствие. 

В последующие дни мы возобновили работу в штатном режиме в полном составе нашей команды. Улицы снова ожили. 

Однако теперь, когда боевые действия прекратились, множество больных и раненых людей смогли наконец-то безопасно добраться до больницы. Вскоре наше отделение интенсивной терапии снова было переполнено. 

Мы достигли максимального пика поступления людей в 800 пациентов в день, поскольку начали лечить тех, кто был отрезан от помощи конфликтом».