От первого лица: «Когда страх убивает надежду

08.04.2021

Вооруженный конфликт в Тыграе, северной провинции Эфиопии, не стихает на протяжении нескольких месяцев. Сотни тысяч людей были вынуждены спасаться бегством. О своих впечатлениях о работе в этом регионе рассказывает медсестра Вера Шмитц, которая недавно возвратилась из проекта «Врачей без границ» по оказанию помощи в чрезвычайной ситуации в Тыграе. 

____________

«Этот момент настал. Билет домой забронирован, чемодан собран. Он забит эфиопским кофе, местными платками, а еще впечатлениями и историями из моей поездки в Тыграй, где я провела несколько месяцев. Историями жизни людей, чьи жизни резко изменились. Людей, переживших невообразимые страдания. Истории гуманитарного кризиса невероятного масштаба. Также это история о том, что со стороны международного сообщества не последовало реакции, которая бы соответствовала масштабу бедствия. 

Но обо всем по порядку.

2020 год, начало декабря

Самое начало декабря 2020 года. Наша маленькая команда – координатор по работе в чрезвычайной ситуации, логистик, два водителя и я, медицинский координатор, направляемся в Афар.

На тот момент Тыграй пока что был полностью изолирован от внешнего мира. Телефон, интернет, электричество – все отключено. Полная герметичность, никакая информация не должна просочиться в регион ни извне, ни изнутри.

Афар – соседняя провинция, крайне засушливый и жаркий регион. Система здравоохранения пограничного с Тыграем района, находится вне территории конфликта, тем не менее, она серьезно пострадала от кризиса.

Между Афаром и Тыграй были тесно связаны – торговля, работа, электричество, телефонные линии, разные материалы, как правило, везли из соседней провинции. До конфликта пациентов в критическом состоянии перевозили в ближайшую университетскую больницу в Мекеле, в Тыграе. Теперь им предстоит девятичасовое путешествие обратно. Для некоторых пациентов это слишком долгая дорога.

2020, середина декабря

У нас в планах добраться до Тяграя из Афара, но, пока мы ждем разрешения на въезд,  начинаем оказывать поддержку небольшой и стратегически важной больнице в Абале, городе на границе с Тыграем.

В середине декабря нам наконец разрешают добраться до Мекеле, столицы Тыграя. Оттуда мы, не мешкая, едем дальше на север страны - в город Адди-Грат.

Мы направляемся в больницу. В мирное время больница обслуживала население в 1,4 миллиона человек. К моменту нашего приезда больница все еще работает, но не более чем на 20% от прежних возможностей.

В рабочем состоянии только приемное отделение, операционная и родовое отделение.

Педиатрическое и неонатальное отделения закрыты, отделение внутренних болезней тоже не работает. Амбулаторное отделение также не функционирует, и пациенты с хроническими заболеваниями (например, с диабетом) или с сильным кашлем или диареей не смогут получить помощь.

Из-за вооруженного конфликта многие из тяжелобольных пациентов были вынуждены долгое время оставаться дома, прежде чем им удалось добраться до больницы на повозке с осликами. Среди поступивших пациентов – раненые и беременные женщины, и не все дети смогли выжить.

Я смотрю на прибывших пациентов и не решаюсь спросить, куда подевались сейчас все больные дети? Обычно в больницах всегда много маленьких пациентов.

2020, конец декабря

Наш первый рабочий день в Адди-Грате выпадает на 24 декабря. Самые важные отделения и медицинские службы откроются в ближайшие несколько дней, однако ресурсы и коечная вместимость больницы по-прежнему ограничены, поэтому мы не сможем предложить пациентам полный спектр медицинской помощи.

Кроме «Врачей без границ» в Адди-Грате практически отсутствуют другие гуманитарные организации, а те, что присутствуют оказывают точечную помощь населению.

Январь 2021 года

Пока другая команда «Врачей без границ» направляется на запад в сторону Адвы и Аксума, чтобы как можно скорее начать там работать, перед нашей командой встает очередная задача ... работа в мобильных клиниках!

Мы планируем организовать работу мобильных клиник и проводить амбулаторные консультации для детей с острым истощением, с различными заболеваниями и женщин с осложненной беременностью. Мы предлагаем методы контрацепции и, конечно, оказываем неотложную помощь. В феврале мы добавим в наши медицинские проекты еще и психологическую поддержку.

Март 2021 года

С того момента, как в начале январе 2021 года началась работа наших мобильных клиник, практически каждую неделю мы посещали все новые и новые деревни. В зависимости от ситуации на месте и потребностей в помощи, мы возвращаемся еженедельно или раз в две недели.

Еды нет
Еще до нынешнего кризиса значительная часть населения полагалась на государственную продовольственную помощь. Отдельные населенные пункты в последний раз получали такую помощь в сентябре. В более крупные города еще поступают какие-то припасы, но их недостаточно для удовлетворения потребностей. Люди экономят то, что у них есть. Иногда они едят всего раз в день. В нашей программа по борьбе с острым истощением, мы лечим не только детей, но и беременных женщин, страдающих от недоедания.

Денег тоже нет
Банковская система давно не работает, рабочих мест почти не осталось, а многие не получали зарплату уже несколько месяцев. Даже если рынок открыт и еду можно купить, то отсутствие денег означает следующее: еды не будет.

Электричества нет
Электричество надолго отключали по всему Тиграю, и даже сейчас подача энергии прерывается во многих районах. А еще это означает, что почти нигде…

Нет воды
Во многих местах насосы работали от электричества. А что происходит сейчас? Людям зачастую приходится брать питьевую воду из реки, особенно в сельских местностях. Появление большого количества людей с диарей и кожными заболеваниями не случайно.

Не было ни телефонной связи, ни интернета
Многие люди были отрезаны от внешнего мира. Я несколько раз доставляла какие-то случайные, рваные клочки бумаги, с парой фраз, записанными на скорую руку, - в качестве писем, в качестве первой за недели и месяцы весточки от родственников, что они живы.

Нет доступа к медицинской помощи
Медицинские центры закрыты. Персонал разбежался. Центры были разграблены, их зачастую преднамеренно разрушали, иногда в них попадали ракеты. Часто там находились или по-прежнему находятся военные. Доставить пациента в больницу практически невозможно. Мы не знаем, сколько беременных женщин, детей, раненых и других больных людей умерло у себя дома, не имея доступа к медицинской помощи.

Не соблюдается неприкосновенность гражданского населения
Насилие со стороны различных группировок в этом конфликте означает огромное страдание для местных жителей. Мы лечили детей, которые потеряли родителей, лечили беременную женщину с серьезными травмами. Мы оказывали медицинскую и психологическую помощь людям, пережившим сексуальное насилие, которых очень много. Мы слушали истории о том, как медицинский персонал подвергался угрозам или нападениям при оказании медицинской помощи пациентам.

Люди травмированы и находятся под постоянным давлением.

Страх убивает их надежду.

Это невыносимо

Масштабы этого гуманитарного кризиса на всех его уровнях для меня просто невыносимы.

То, что видели и слышали мы с командой, не поддается сравнению почти ни с чем, что я видела с момента моей первой миссии с «Врачами без границ». Мне не хватает подходящих слов.

И в довершении ко всему – нет адекватного ответа со стороны международного гуманитарного сообщества.

Одни мы не справимся

Мы уже три месяца работаем в Адди-Грате и других районах Тыграя. Ситуация с некоторыми из упомянутых мною проблем в отдельных областях немного улучшились. Но все же потребность в быстром, всеобъемлющем и соразмерном гуманитарном реагировании огромна.

Одни мы не справимся, но международное гуманитарное сообщество хранит молчание. Очень немногие другие организации появились здесь – и в основном это были кратковременные визиты.

Тыграй произвел на меня неизгладимое впечатление. Уникальные пейзажи, но, прежде всего, люди Тыграя невероятно сильны.

Они заслуживают нечто большего, чем просто надежда. Они заслуживают действий – и немедленно!»