© MSF/Pierre-Yves Bernard
23.06.2020

От первого лица: «Никто специально не выбирает участь беженца»

Бартелеми –  беженец и Бурунди. Сейчас он работает с «Врачами без границ» в лагере беженцев Ндута на северо-западе Танзании. «Врачи без границ» - единственная организация, которая занимается оказанием медицинской помощи в этом лагере, где проживают 75 000 человек. Как и самому Бартелеми, им пришлось отправиться в опасный путь в поисках безопасной новой жизни для себя и своих близких.

_____________

«Когда я думаю о своем родном городе, я вспоминаю теплые дни, велосипеды на раскаленном асфальте у золотого берега озера Танганьика, где вальяжно из воды на вас глядят бегемоты и дети плещутся в озере на закате.

Я вспоминаю яркие одежды моих друзей, выходящих из бело-голубой церкви, эхо голоса пастора, читающего проповедь с залитого солнцем амвона. Я вспоминаю день окончания университета: сияющее от гордости за меня лицо моей девушки, ямочки на ее щеках, и я помню, что я сам был счастлив.

Но горечь наполняет мое сердце, когда я вспоминаю тот день в 2015 году, когда вся эта счастливая жизнь осталась для меня в прошлом.

Накануне того дня воздух в городе наполнился звуками взрывов и стрельбы, эти скорбные воспоминания теперь всегда со мной. Жизнь в моей стране менялась. Однажды вечером, двое мужчин с автоматами ворвались в мой дом, бросили меня на пол лицом вниз, и, угрожая убить, грабили мой дом. После того дня, страх горечью глубоко засел у меня в горле, а волна тошноты поселилась в желудке, так как вспышки насилия разгорались в моем районе каждый день.

Я понимал, что нужно уезжать, хотя мне не хотелось оставлять мою работу, семью, церковную общину и родной дом. Когда я поцеловал свою девушку на прощание, я почувствовал теплые слезы на ее ресницах.

Я не знаю, куда я еду, но я тебе непременно напишу, когда я туда доберусь, пообещал я ей.

Я запрыгнул на велосипед, надел на плечи рюкзак, куда положил немного одежды, мою библию, мобильный телефон. В кармане у меня было около 80 долларов. Я крутил педали на протяжении нескольких часов, прятался за зданиями и деревьями, когда я слышал звуки выстрелов. Я проезжал сквозь оживленные города, где перестрелки вспыхивали с завидным постоянством, как звон колоколов в церкви. Я ехал и ехал через горные вершины, вдыхая свежий и чистый воздух, ловил попутные машины на петляющих сельских дорогах в долинах, по обочинам которых росли эвкалипты.

Спустя пять дней в пути и ночевок в деревнях, я пересек границу с Танзанией. Моя одежда насквозь промокла, лицо осунулось от усталости. Так я стал беженцем …

Сначала нас было около 20 человек, мы жили в приграничном транзитном центре для беженцев. Мы спали на матах на земляном полу и ели кукурузу, которую разбавляли водой, чтобы всем хватило. Я пел для них, мы вместе молились о том, что скоро мы найдем безопасный кров и  воду с пищей. Через неделю благодаря помощи ООН меня перевели в лагерь Ньяругусу, в котором проживают около 150 000 беженцев из Бурунди и Демократической Республики Конго.

Когда я прибыл в лагерь, был сильный ливень, все, что я мог видеть перед собой, это море мутной грязи, в котором виднелись островки - тенты из белого пластика на ржавых столбах. Я делил палатку с шестью другими ребятами, спал на матрасе прямо на земле, в одежде, дрожа от сырости. Дождь просачивался через пластиковую крышу, через некоторое время все заполонили вши, они были везде: в волосах, одежде, в постельном белье.

Сначала мне было одиноко, но ребята зарядили меня энергией. Мы собирали хворост для растопки, сидели возле ночного костра, готовили кашу, делились друг с другом историями о своих семьях и родных городах. Я понял, что я не одинок, и что многие из моих братьев страдали намного больше, чем я. Мы были друг у друга, мы были вместе, не как беженцы, а как живые люди.

Спустя два с половиной месяца меня перевели в другой лагерь, Ндута на северо-западе страны. После ночей под навесом из пластика, жизни в палатке я, наконец, построил свой собственный дом из сухих веток и земли. Также вместе с членами местной христианской общины мы построили новую церковь на территории лагеря.

Вскоре я устроился на работу в организацию «Врачи без границ». Здесь я работаю с врачами, медсестрами и инженерами со всего мира, включая танзанийцев, меня наполняет чувство единства.

 «Врачи без границ» - единственная медицинская организация, которая оказывает жизненно необходимую помощь пациентам с малярией, корью, диабетом и десятками других серьезных заболеваний, которыми страдают беженцы в лагере.

В июне 2016 года моя девушка покинула Бурунди, чтобы повторить путь, который проделал я. И в конце концов мы воссоединились в лагере Ндута. После годичной разлуки, наполненной опасениями за жизнь друг друга, мы поженились в церкви лагеря, и сегодня у нас уже есть малыш, его зовут Гудлак Тена.

Я пять лет был беженцем. Все, что я хочу сказать: пожалуйста, не судите нас, потому что мы беженцы. Мы ни злодеи, ни разбойники, мы такие же люди, как и вы. Мы живем и чувствуем, у нас есть страхи и надежды, как и у любого человека. То, что случилось с нами, может произойти с любым человеком.

Никто специально не выбирает участь беженца.

Я надеюсь, что однажды смогу вернуться в родную страну, к безопасной жизни. Я скучаю по нашей церкви и нашей пестрой общине, скучаю по моим родным. Когда-нибудь я построю свой собственный дом на своей земле у себя на родине, и смогу снова проехать вдоль берега озера Танганьика на закате вместе с женой и сыном».

ДРУГИЕ НОВОСТИ