06.08.2021

От первого лица: огнестрельные ранения, дорожные ухабы и летучие мыши в постели

Британский врач Бетани Сэмпсон работает в Южном Судане. Сейчас она держит путь в Пьери, где команда ведет подготовку к оказанию медицинской помощи в условиях массового поступления пациентов.

 

 

Я стою возле нашей машины и наблюдаю за подготовкой к отъезду: грузят сумки, все проверяют в последний раз.

Моя куртка MSF слегка сырая и влага постепенно проникает сквозь футболку. Куртка еще не высохла, мне пришлось постирать ее утром, потому что спереди были следы крови. Я на ногах с 3 часов ночи: помогала команде родильного отделения с пациенткой, у которой открылось сильное кровотечение после родов.

В конце концов, все готово, и мы отправляемся. Из Ланкьена выезжаем в сельскую местность. Путешествие проходит спокойно. Когда мы пробираемся по грунтовой дороге, машина подпрыгивает вверх и вниз на колеях, кренится из стороны в сторону, когда мы пересекаем пересохшие ручьи и русла рек. Единственная неприятность происходит через полчаса, когда у одного из наших коллег случается реакция на этот неровный маршрут. Ему приходится выйти, его тошнит.

На утреннем воздухе я слегка встряхиваю куртку. Пока прохладно, но солнце поднимается и скоро станет жарко. Куртка высохнет меньше чем за полчаса.

Впервые в этом году мы отправляемся с ночевкой из нашей главной больницы в Ланкьене в наш центр по оказанию первичной медицинской помощи в Пьери, примерно в 58 км и трех часах езды на юг.

Перед поездкой мы проходим инструктаж. Мы готовимся на все случаи жизни и к любым непредвиденным обстоятельствам. Я подготовила медицинскую сумку с оборудованием для стабилизации пациентов с тяжелыми заболеваниями или травмами.

ПОЛНОТА ЖИЗНИ

С воздуха, когда вы пролетаете над этой территорией, она выглядит почти пустынной. Густой кустарник с участками болот, где вода стоячая вода осталась после сильных наводнений в сезон дождей. Однако вблизи он полон жизни.

Мы с визгом проезжаем по заросшему участку трассы, колючие ветки задевают машину и оставляют царапины на ее бортах с обеих сторон. Затем мы выезжаем на поляну, где стоит поразительное дерево с темно-красной корой и крошечными ярко-желтыми цветками. Мы застаем врасплох облако маленьких белых бабочек, которые сразу же взлетают в воздух, растворяясь в солнечных лучах.

Тукул – так называется местное традиционное строение с земляными стенами и соломенной крышей. Мы проезжаем мимо нескольких небольших поселений с большими тукулами для скота и тукулами поменьше с украшенными входами, где живут люди. 

Стайки детей бегут за машиной, когда мы проезжаем мимо. Дэвид, один из наших опытных местных сотрудников, который помогает с плотницкими работами и ремонтом, объясняет, что связки курительных палочек в руках у детей, означают, что сегодня они вышли на охоту за пчелами, точнее, их медом.

ПЛАНЫ В ПЬЕРИ

Наш путь пролегает еще через несколько небольших поселений, пока, наконец, мы не прибываем в Пьери. Мы все рады, что можем выбраться наружу, размять ноги и подышать воздухом, в котором меньше пыли.

Команда в Пьери нас ждет. Они сразу переходят к делу – предлагают чай и что-то поесть, а также согласовывают планы на оставшуюся часть дня.

Наши специалисты по санитарному просвещению сегодня днем отправятся знакомиться с нашими точками оказания медицинской помощи на уровне общин. Плотники будут ремонтировать потолок палаты. Я с командуй останусь здесь с командой в Пьери, чтобы помочь разработать план действий в случае чрезвычайной ситуации и массового поступления раненых.

В засушливый сезон между различными группами часто вспыхивают столкновения, и гораздо чаще происходят набеги, когда молодые люди пытаются захватить скот. Это приводит к тому, что, например, в прошлом году после такого инцидента в медицинское учреждение поступило так много раненых, что некоторые ночевали снаружи, прямо на земле. Вертолет стал здесь завсегдатаем, летая туда-сюда, чтобы забрать тяжелораненых пациентов, нуждающихся в операции.

КОМАНДНАЯ РАБОТА

Команда здесь чрезвычайно целеустремленная и трудолюбивая. Они принимают очень много пациентов из близлежащих районов, и хотя их ресурсы весьма ограниченны, способны оказывать помощь при широком спектре заболеваний, в числе которых травмы, хронические заболевания (например, гипертония) и инфекции, которые могут быть тяжелыми.

Нам приятно тесно поработать вместе. Обычно большая часть моих контактов с персоналом здесь ограничивается разговорами по своенравному спутниковому телефону. Например, когда команде нужна консультация по поводу пациентов в тяжелом состоянии или для организации транспортировки самолетом или вертолетом туда, где возможно оказание неотложной помощи и операция.

Пока мы разговариваем, поступает новый пациент. Девочка, два года, тяжелая степень малярии.

Она без сознания, начинаются судороги. Команда быстро приступает к работе: ввести глюкозу, убрать обезвоживание, сделать инъекцию противомалярийного препарата.

Ее мать крепко держит ребенка, пока команда приступает к лечению.

Бетани с коллегами Йеной, Джеймсом и Айконом.

ЛЕТУЧИЕ МЫШИ

Мы сидим вечером, пьем холодный напиток, который мы купили на рынке, наблюдаем, как птицы садятся на деревья, чтобы устроиться на ночлег, и как появляются звезды. Здесь нет электричества, телефон не ловит, интернета тоже нет. Это кажется умиротворяющим.

Пока я иду в комнату, где мы спим, спугиваю летучих мышей с их ночлега. Они вылетают из нижней части каркаса кровати и поднимаются к потолку.

Засыпая, я вспоминаю, что мне говорили, чтобы я кинул простыню поверх москитной сетки – защита ночью от летучих мышей… но я слишком устал, чтобы вставать и заниматься этим это сейчас. Придется пойти на риск.

ПРИБЛИЖАЮЩАЯСЯ БЕДА

Едва я закрываю глаза, приходит координатор и говорит, что мы получили экстренный вызов.

Мы ожидаем пациентов из близлежащего района, где шли боевые действия. Кто-то позвонил заранее, чтобы сообщить нам, что они уже в пути, кажется, что это тяжелые пациенты, и мы точно не знаем, сколько людей ранено. Тем не менее, пройдет несколько часов, прежде чем они доберутся до нас по ухабистым дорогам.

Около полуночи меня вызывают по рации – поступили раненые пациенты.

Дежурный медицинский персонал перевел пациентов внутрь, и я присоединяюсь к команде в небольшой палате клиники. Есть два пациента: один с огнестрельным ранением в бедро и один с огнестрельным ранением в живот. Команда быстро проверяет их жизненные показатели и оценивает тяжесть травм.

У нас есть один фонарик. Когда мы накладываем бинты, мне вдруг приходит в голову, что я могу использовать обе руки и фонарик телефона (помните, мы сидим без электричества), если я положу его в карман куртки фонариком наружу.

К счастью, оба пациента относительно стабильны. Пули не задели самые важные органы, и мы доставили их в больницу и поставили им внутривенно антибиотики и жидкости. Их родственники с тревогой сидят рядом.

Я оставляю дежурного врача продолжать лечение и возвращаюсь в постель, чтобы поспать еще несколько часов.

ДОРОГА НАЗАД

Утром я принимаю прохладный душ, легко завтракаю, потом выхожу и вместе с командой медиков приступаю к работе и осмотру пациентов.

Пациенты с травмами чувствуют себя хорошо, хотя тревогу вызывает пациент с огнестрельным ранением в живот. Мы срочно организуем для обоих транспортировку на самолете операции.

После обеда нам пора отправляться обратно в Ланкиен. Мы должны вернуться до наступления темноты.

Перед отправлением мы я прохожу мимо ребенка с малярией, она сидит и счастливо жует печенье, которое ей дал брат. Она, скорее всего, полностью выздоровеет.

Затем мы снова выезжаем на дорогу. Машина трясется и подпрыгивает, но мы едем обратно на север, оставляя за собой пыльный след.

На полпути меня до полусмерти пугает громкий шум из-под моего сиденья. Заглядываю туда, а оттуда на меня смотрит огромная курица

Ребята посмеиваются над моим испугом. Смех не утихает и тогда, когда несчастный цыпленок и я кричим, когда проезжает по большим кочкам. Дэвид с гордостью сообщает мне, что это его покупка, и это будет очень вкусно.

Мы возвращаемся с головы до ног в дорожной пыли. Поездка удалась. Надеюсь, это будет первой из многих, поскольку мы стараемся поддерживать наши отдаленные участки до того, как начнутся дожди и дороги снова станут непроходимыми.

Наш эксперт по водоснабжению и санитарии настаивает, чтобы я приняла душ, прежде чем идти на кухню. Мне нужно будет снова постирать куртку, чтобы быть готовой к завтрашнему дню.

Медицинский центр MSF в Пьери.