12.03.2020

После битвы: могли ли мы лучше противостоять вспышке Эболы

После вооруженного нападения и пожара в центре по лечению Эболы в Демократической Республике Конго сотрудники гуманитарных организаций были вынуждены радикально пересмотреть свой подход к лечению этой болезни, говорит Триш Ньюпорт, координатор по работе в чрезвычайных ситуациях организации «Врачи без границ»/Médecins Sans Frontières (MSF). 

______________

«На наш центр по лечению Эболы напали!»

Вот что я услышала в телефонной трубке 27 февраля 2019 года. Я только что вернулась в Женеву из Демократической Республики Конго (ДРК), где занималась координацией мер MSF по борьбе с вспышкой Эболы. Звонивший мне человек находился в центре на 96 мест, организованном для лечения Эболы в Бутембо. Вооруженные люди ворвались туда через главные ворота и открыли огонь. Когда стрельба прекратилась, они подожгли центр.

В момент нападения в центре находились более 50 пациентов. Все они бежали. 60 сотрудников MSF, работавших в центре, также бежали. Сотрудники и пациенты вместе укрывались в соседних зданиях и соседнем лесу. Это было ужасно для всех, кто столкнулся с этой ситуацией.

«Не чувствуя себя в силах обеспечить безопасность пациентов и сотрудников, «Врачи без границ» эвакуировали команду из Бутембо и его окрестностей на следующий день после нападения. Это было трудное решение, но у нас не было выбора»

Триш Ньюпорткоординатор по работе в чрезвычайных ситуациях

После нападения мы взяли паузу, чтобы обдумать, что было сделано не так во время борьбы со вспышкой Эболы. Я спросила нашу конголезскую сотруднику, почему против гуманитарных организаций, которые помогали бороться с Эболой, было направлено так много гнева. Вот что она ответила:

«Мой муж погиб во время резни в Бени. Тогда я мечтала лишь об одном – чтобы какая-нибудь организация пришла и защитила нас от убийств. Но ни одной международной организации там не было. Трое моих детей умерли от малярии. Ни одна международная организация никогда не работала в этом регионе, чтобы обеспечить нам доступ к медицинской помощи и питьевой воде. А теперь, когда началась Эбола, сюда пришли все организации. Потому что Эбола приносит им деньги. Если бы вы заботились о нас, вы бы поинтересовались, что главное для нас. Для меня главное – быть в безопасности, и чтобы мои дети не умирали от малярии или диареи. Для меня главное – не Эбола. Она - ваш приоритет». 

Поэтому мы решили, что с этого момента будем прислушиваться к приоритетам населения в области здравоохранения и реагировать на них. А также проводить мероприятия только при полной поддержке общин.

Мы начали со строительства колодцев. Обеспечили доступ к медицинской помощи не только для лечения лихорадки Эбола, но и других заболеваний, от которых умирали люди, – диареи, малярии и пневмонии. И когда мы организовывали центры по лечению Эболы, мы позаботились о том, чтобы община участвовала в их проектировании и строительстве. Если прежде мы организовывали изоляторы для больных Эболой в палатках, теперь наши здания были спроектированы в соответствии с пожеланиями местных общин. Некоторые выглядели как шале, некоторые как медицинские центры, к которым они были связаны.

Мы учитывали желания общин, и в результате общины почувствовали себя хозяевами своих центров по лечению Эболы. Люди перестали отказываться от помещения в изоляторы, стали приходить в центры по лечению Эболы при первых признаках недомогания. И это привело значительному сокращению числа случаев заболевания Эболой в общинах.

Однако ничего инновационного в этом нет. Одним из важнейших уроков, полученных благодаря борьбе со вспышкой Эболы в Западной Африке в 2014-2015 годах, во время которой активно работали «Врачи без границ», оказался тот факт, что для подавления вспышки на раннем этапе необходимо вовлекать в работу местные сообщества. Урок извлечен, но благополучно забыт. Причем не только нами.

Операцию по борьбе с Эболой в Демократической Республике Конго под названием «Рипост» возглавило правительство страны при поддержке Всемирной организации здравоохранения. В операции принимали участие все организации, которые занимались лечением Эболы, в том числе международные, такие, как «Врачи без границ».

Выстраивание доверительных отношений с местным сообществом

В начале вспышки в августе 2018 года все организации, которые занимались лечением Эболы, в том числе «Врачи без границ», мгновенно вошли в режим работы в условиях чрезвычайной ситуации, командировали на места сотни сотрудников, а также в кратчайшие сроки, руководствуясь классическим подходом быстрого реагирования на чрезвычайные ситуации в области здравоохранения, приступили к медицинской деятельности. 

Но не нашлось времени, чтобы вовлечь местное сообщество, чтобы выстроить доверительные отношения и осознать, что вспышка затронула регион, где на протяжении последних лет идет вооруженный конфликт и где мирные жители подвергались жестоким нападениям.  

С тех пор на гуманитарную деятельность в связи с Эболой были потрачены миллионы долларов. Но на тот момент количество новых случаев продолжало расти, вирус распространялся в новые регионы.

Со временем в рамках «Рипоста» стали вовлекать в работу местное население, но в то же самое время продолжали делать то, что способствовало увеличению дистанции между медиками и местными жителями – использовали вооруженное сопровождение, насильно изолировали пациентов, заставляли хоронить людей так, как необходимо, а также держали вооруженную охрану в медицинских учреждениях.

Эта тактика не просто затруднила победу над вспышкой, но способствовала тому, что люди стали отказываться обращаться за медицинской помощью даже в обычных случаях – они боялись, что у них могут заподозрить Эболу, а также опасались вооруженной охраны в медучреждениях. Невозможно понять, сколько людей с заболеваниями, не имеющих никакое отношение к Эболе, не смогли получить необходимую медицинскую помощь из-за «Рипоста». 

Несмотря на эти проблемы, количество новых случаев заражения Эболой сократилось. Надеюсь, что однажды вспышке придет конец.

Стоит ли праздновать окончание вспышки? Стоит ли считать, что борьба с Эболой завершилась успехом? Я не уверена в этом. Боюсь, что когда все закончится, различные организации, занимавшиеся лечением Эболы, будут поздравлять друг друга и говорить, что вспышка сошла на нет благодаря их работе. Хотя на самом деле случилось это вопреки.

Если силовой метод, вооруженное сопровождение и вооруженная охрана в больницах будут стандартизированы ценой отказа от лечения с уважением к человеческому достоинству и вовлечения людей в принятие решений касательно их здоровья, это может стать тревожный прецедентом в борьбе с потенциальными вспышками в будущем. 

Я никогда не забуду тот звонок из Бутембо в феврале этого года. Мне было невыносимо слушать, что по твоим сотрудникам, фактически твоей семье, был открыт огонь. Я никогда не забуду, как нам пришлось эвакуировать наших сотрудников из Бутембо, оставив там людей, так отчаянно нуждавшихся в нашей помощи.

Но я всегда буду помнить, какой мощный эффект возымели те изменения, которые мы ввели после нападения, когда мы наконец-то правильно подошли к работе с местным сообществом и вовлекли их в борьбу с Эболой. Надеюсь, что эти уроки не будут забыты или проигнорированы в случае следующей вспышки.