Сообщение об ошибке

  • Notice: Trying to get property of non-object в функции node_page_title() (строка 2200 в файле /var/www/html/modules/node/node.module).
  • Notice: Trying to get property of non-object в функции node_page_title() (строка 2200 в файле /var/www/html/modules/node/node.module).
  • Notice: Trying to get property of non-object в функции node_page_title() (строка 2200 в файле /var/www/html/modules/node/node.module).
© MSF/Hannah Wallace Bowman
20.10.2020

Пять важных фактов о кризисе поисково-спасательной деятельности в Средиземном море

За пять месяцев было задержано пять поисково-спасательных судов. В том числе, Sea-Watch 4, на котором работала команда «Врачей без границ». Мы собрали пять фактов, которые важно знать, чтобы понимать сложившуюся на сегодняшний день ситуацию с поисково-спасательной деятельностью в центральной части Средиземного моря.

______________

1. Европейские правительства создают препятствия работе поисково-спасательных судов, которые спасают жизни.
В порту Палермо (Сицилия), поисково-спасательное судно Sea-Watch 4, на котором работали организации Sea-Watch и «Врачей без границ»/Médecins Sans Frontières (MSF). Это уже пятое поисково-спасательное судно неправительственной организации, которое было задержано за последние пять месяцев.

Sea-Watch 4 итальянские власти инкриминируют 22 «нарушения», среди которых «систематическое» проведение спасательных операций и наличие слишком большого количества спасательных жилетов на борту. Из этих нарушений 17 уже устранены. И все же – спасательные суда обычно оказываются заложниками невыполнимых стандартов. Складывается впечатление, что эти проверки преследуют лишь одну цель: целенаправленно блокировать для НПО возможности для спасения людей в море.

Некоторые из технических неполадок, отмеченных на Sea-Watch 4, были настолько незначительны, что обычно не приводили к задержанию судна. Другие задержанные суда сталкиваются с теми же проблемами. Хотя мы признаем, что государственный контроль в портах необходим для обеспечения безопасности на море, а реальности мы видим, что проверки спасательных судов регулярно используются европейскими и итальянскими властями в рамках систематической кампании по криминализации спасения жизней.

2. Отсутствие поисково-спасательных судов в Средиземном море означает, что люди гибнут.
С 19 сентября, момента задержания Sea-Watch 4, у берегов Ливии в результате двух кораблекрушений, информация о которых подтверждена, погибли по меньшей мере 69 человек. О третьем кораблекрушении, в результате которого погибли или пропали без вести 110 человек, сообщила организация Alarm Phone, но Международная организация по миграции (МОМ) и Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН) еще не подтвердили это. Тела тех, кто недавно утонул, в настоящее время, как утверждается, выносит на берега Северной Африки.

Независимо от того, присутствуют ли поисково-спасательные суда в центральной части Средиземного моря, люди бегут и будут пытаться бежать из Ливии на неприспособленных для хождения по морю резиновых и деревянных лодках. Ввиду полного отсутствия поисково-спасательных возможностей в такой ситуации неизбежны человеческие жертвы.

3. Новый миграционный пакт ЕС продолжает страдания беженцев.
Новый пакт ЕС о миграции в меньшей степени «человечен и гуманен», чем – продолжение тенденции: утверждение системы, которая одновременно отрицает ответственность за тех, кто терпит бедствие на море, и наказывает тех, кто стремится спасти им жизнь.

Несмотря на недавнее заявление президента Европейской комиссии Урсулы фон дер Ляйен о том, что «спасение жизней в море не является необязательным», в новом пакте о миграции ЕС в очередной раз не воспользовался возможностью перечислить конкретные, немедленные меры по координации и проведению спасательных операций и спасению людей гибели на самой смертоносной границе Европы.

Но «скоординированный подход ЕС по поисково-спасательным операциям», изложенный в пакте, в очередной раз полностью снимает ответственность со стран-участниц Евросоюза, когда речь заходит о спасении в море, при этом они прикрываются бюрократическими требованиями, которые якобы применимы к поисково-спасательным операциям «частных судов».

4. Ливийская береговая охрана при финансовой поддержке ЕС все еще возвращает людей в Ливию.
Ливия - не самое безопасное место. Это неоднократно подтверждали международные и европейские институты, в том числе ООН и Еврокомиссия. Тем не менее в рамках сделки, финансируемой и поддерживаемой ЕС, с начала года были перехвачены и насильственно возвращены ливийской береговой охраной в Ливию более 9000 человек.

8 октября два судна, принадлежащие ливийской береговой охране, были возвращены в Ливию после основательного ремонта, который был оплачен за счет Италии и европейских налогоплательщиков. Эти суда будут использоваться, чтобы хватать людей в море и возвращать их в те же опасные и бесчеловечные условия в Ливии, из которых они пытаются бежать.

Одновременно с этим в последние месяцы в стране продолжает расти число лиц, удерживаемых в официальных центрах содержания под стражей. По данным УВКБ ООН (Агентства ООН по делам беженцев), по состоянию на 18 сентября 2020 года в официальных центрах содержалось 2400 человек. Вполне вероятно, что еще больше людей содержится в других, подпольных местах заключения, куда ООН и другие гуманитарные учреждения – в том числе «Врачи без границ» - не имеют доступа.

5. Люди в Ливии по-прежнему подвергаются вымогательствам, пыткам и притеснениям.
Все так же сотрудники MSF продолжают слушать душераздирающие истории тех, кому удалось бежать из Ливии. Из этих историй ясно, что люди подвергаются насилию, пыткам, вымогательству и даже убийствам.

Илина Ангелова, специалист по гуманитарным вопросам, работала на борту Sea-Watch 4 до того момента, когда его задержали, раскрывает лишь отдельные трагические истории тех, кто был спасен:

«Я разговаривала с молодым человеком, в теле которого все еще сидела шрапнель последствия взрыва в Триполи, в результате которого погибли его отец и младшая сестра. Я разговаривала с подростком с пулевым ранением в ногу – его подстрелил снайпер, а потом ему отказали в лечении в больнице, потому что он был черным африканцем. Я сидела с матерью, которая очень боялась отпускать своего малыша дальше, чем на несколько метров - она стала свидетелем того, как вооруженные мужчины заживо закапывали в песок чужих младенцев.

«Джон рассказывал мне, что однажды он строил дом и случайно разбил окно… его посадили в тюрьму на три месяца, где его каждый день избивали, пытали и били электрическим током. И так далее, и в том же духе. Но это даже не список, а
сколько иллюстрированный каталог постыдных, непростительных актов жестокости и дискриминации».