Сообщение об ошибке

  • Notice: Trying to get property of non-object в функции node_page_title() (строка 2200 в файле /var/www/html/modules/node/node.module).
  • Notice: Trying to get property of non-object в функции node_page_title() (строка 2200 в файле /var/www/html/modules/node/node.module).
  • Notice: Trying to get property of non-object в функции node_page_title() (строка 2200 в файле /var/www/html/modules/node/node.module).
© Ricardo Garcia Vilanova
31.08.2020

Сирия: в лагере Аль-Хол практически полностью отсутствует доступ к медицинской помощи

На северо-востоке Сирии увеличивается количество пациентов с COVID-19. Пандемия оказывает разрушительное воздействие на другие области сферы здравоохранения региона, где находится около 700 000 внутренних переселенцев, лишившихся своих домов. Уилл Тернер, менеджер «Врачей без границ» по чрезвычайной ситуации в Сирии, рассказывает о положении в регионе и в лагере Аль-Хол для вынужденных переселенцев, где находятся 65 000 человек. В основном это женщины и дети, которые живут там уже два года с тех пор, как Сирийские демократические силы (SDF) взяли под контроль последнюю удерживаемую Исламским государством (ИГ)* территорию в Сирии.

_____________

Что сейчас происходит на северо-востоке Сирии?

Начало пандемии затронуло весь регион. На северо-востоке Сирии более 700 000 внутренне перемещенных лиц, причем большинство из них почти полностью зависят от гуманитарной помощи. Они находятся в провинциях Ракка, Аль-Хасака и Дейр-эз-Зор, а также вокруг города Кобани (Айн-эль-Араб) в восточной провинции Алеппо.

Многие внутренне перемещенные лица живут в условиях перенаселенности, в том числе в официальных и неофициальных лагерях, во временных укрытиях в школах и на рынках. Еще десятки тысяч живут в домах местных жителей.

Как и большая часть Сирии, это район крайне сильно пострадал за более чем девять лет конфликта. Последний раз небезопасная обстановка в районе наблюдалась в октябре 2019 года, когда на севере страны проводили военную операцию при поддержке Турции. Из-за боевых действий люди снова были вынуждены бежать, кроме того, еще сильнее ухудшилась ситуация с и без того хрупкой инфраструктурой региона. Кроме того, было отложено оказание необходимой гуманитарной помощи. «Врачи без границ» были вынуждены на несколько месяцев сократить масштабы деятельности. Сегодня многие медицинские учреждения более не функционируют, а те, что остаются открытыми, пытаются удовлетворить потребность людей в медицинской помощи.

Какая сейчас ситуация с водоснабжением?

Сейчас у нас глубочайший кризис с водой. Насосная станция Аль-Халук обеспечивает водой примерно 480 000 человек в провинции Аль-Хасака, в том числе Аль-Хол и другие лагеря для перемещенных лиц. В октябре прошлого года станция была серьезно повреждена, из-за чего весь регион лишился подачи воды. С тех пор водоснабжение восстановили, но оно не работало весь 2020 год. Наблюдающаяся в последние две недели повсеместная нехватка продовольствия привела к протестам и беспорядкам.

Сейчас мы не можем получить доступ к Аль-Халуку, поэтому мы поддерживаем местные власти, построив недавно насосную станцию в Аль-Химме к северу от города Эль-Хасака. Мы передаем лабораторное оборудование и химикаты, необходимые для очистки воды, чтобы ее затем можно было спокойно пить и раздавать. При полной загрузке станция в Аль-Химме может обеспечить 30% от потребностей района в воде.

Мы обеспокоены, что это может иметь серьезные последствия для здравоохранения. Доступ к чистой воде необходим в любой чрезвычайной ситуации. Перед лицом COVID-19 нехватка воды может привести к катастрофе.

Какая ситуация с COVID-19?

У нас нет никаких сомнений в том, что на северо-востоке Сирии мы наблюдаем рост числа случаев заболевания COVID-19. По состоянию на 24 августа было зарегистрировано 394 подтвержденных случая заболевания, медицинские сотрудники составили примерно одну пятую часть от числа всех зараженных. Возможности по проведению тестирования ограничены, но из тех тестов, которые были проведены, около половины дают положительный результат. Это свидетельствует о том, что скорость заражения высока и требуется гораздо больше тестов.

Исходя из того, что мы знаем, сейчас города Эль-Хасака и Эль-Камышлы являются эпицентрами эпидемии. Мы обеспокоены тем, что вскоре это может переместиться в город Ракка, еще один густонаселенный пункт, где находится большое количество перемещенных лиц и который все еще восстанавливается после разрушительной войны. Медицинской помощи не хватает, а доступ к воде и санитарии очень плохой.

В регионе ограниченное количество больничных коек для изоляции пациентов или интенсивной терапии. По мере распространения COVID-19 различные местные органы власти и гуманитарные организации планируют расширить количество доступных коек в различных населенных пунктах.

В сотрудничестве с курдским Красным Полумесяцем «Врачи без границ» поддерживают единственную специализированную больницу по лечению COVID-19 на северо-востоке Сирии, на окраине города Эль-Хасака. Кроме того, в больнице есть ограниченные возможности по проведению интенсивной терапии. В рамках гуманитарной целевой группы по борьбе с COVID-19, возглавляемой местными органами здравоохранения, мы также провели обучение по всему региону и помогли отремонтировать боксы-изоляторы на 48 коек в Национальной больнице в Эль-Хасаке, крупнейшей больнице общего профиля в регионе.

Как ситуация с COVID-19 влияет на медицинских сотрудников?

Особенно сильное беспокойство у нас вызывает высокий уровень инфицирования среди медицинских работников. Во-первых, конечно, это влияет на них самих и семью. Затем мы видим, что разрушительному воздействию также подвергается и без того чрезвычайно хрупкая система здравоохранения. Мало того, что эти сотрудники не могут работать. Другие сотрудники, которые контактировали с ними, также должны быть помещены в карантин. В результате медицинские учреждения, где уже снижен объем оказываемой медицинской помощи, часто вынуждены были полностью закрываться. Из некоторых учреждений медицинские работники сообщают, что они слишком напуганы, чтобы идти на работу.

До недавнего времени большинство медицинских работников работали в нескольких различных учреждениях на северо-востоке Сирии. Из тех медицинских работников, у которых оказался положительный результат теста на COVID-19, большинство ранее работали в государственных службах здравоохранения и гуманитарных организациях, в том числе, в клиниках в таких лагерях, как Аль-Хол. В связи с ростом заболеваемости власти ввели новые правила, запрещающие персоналу работать более чем в одном медицинском центре.

Как бы вы описали лагерь Аль-Хол?

Лагерь Аль-Хол, расположенный в провинции Эль-Хасака неподалеку от границы с Ираком, является самым большим лагерем на северо-востоке Сирии. Сегодня там проживает около 65 400 человек – большинство из них находятся там с момента заключительных сражений между ИГ* и Сирийскими демократическими силами в начале 2019 года. Более 90% жителей лагеря составляют женщины и дети, из последних две трети младше 18 лет.

Аль-Хол — это «закрытый лагерь», то есть люди не могут свободно входить и выходить. Лагерь окружен заборами из колючей проволоки и очень хорошо охраняется, на входах стоит служба безопасности. Лагерь сильно переполнен – в одной палатке скромных размеров в среднем находятся семь человек. В отдельных местах несколько семей вынуждены делить тесные помещения.

Еще до времен COVID-19 в лагере существовали строгие ограничения на передвижение людей, в результате пандемии они были ужесточены. Многие люди не могут даже ненадолго покинуть лагерь.

Большинство жителей лагеря родом из Сирии или Ирака, которые живут в основном лагере. Затем идет так называемая «пристройка»: в этой отдельной и еще более защищенной части лагеря находятся порядка 10 000 граждан «третьих стран», игнорируемых миром. Некоторые правительства и гуманитарные организации неохотно предоставляют услуги в «пристройке» из-за предполагаемой принадлежности тех, кто там содержится.

Какая медицинская помощь доступна в лагере Аль-Хол?

В настоящий момент практически отсутствует доступ к медицинской помощи, так как многие медицинские учреждения закрылись в результате разрушительного эффекта COVID-19. Последствия этого ужасны. Всего за одну неделю в августе умерло семеро детей, все в возрасте до пяти лет. Мы слышали ужасные сообщения о том, что их матери ходят из клиники в клинику, отчаянно пытаясь найти какое-нибудь открытое учреждение.

В мае в лагере было 24 центра, где оказывали первичную медико-санитарную помощь, а к началу августа осталось всего 15.

Сейчас работает лишь пять из этих клиник, включая центр MSF, расположенный в «пристройке». С тех пор как мы вновь смогли его открыть в конце июля, мы приняли более 1000 пациентов.

Кроме того, по всему лагерю мы также проводим программу по лечению ран у людей прямо в палатках, потому что они не могут добраться до клиник. Есть три полевых госпиталя, но ни один из них в настоящее время не работает на полную мощность. До прошлой недели в главном лагере не было никакой возможности оказать неотложную медицинскую помощь. К счастью, некоторые виды помощи в ограниченном объеме удалось перезапустить. Но неясно, как долго это может продолжаться, учитывая высокий уровень инфицирования среди медицинского персонала.

Существует возможность направлять на лечение пациентов в более критических случаях, но это может быть сложно, а организация может занять много времени. А поскольку COVID-19 влияет на здравоохранение во всем регионе, возможности направления на лечению к врачу, скорее всего, сократятся.

Продолжается вспышка диареи, к которой особенно уязвимы маленькие дети. В результате многие сталкиваются с острым истощением. В наших центрах терапевтического питания почти 80% пациентов в возрасте до пяти лет страдают острой водянистой диареей. Помимо этого, в июле мы приняли на 71% больше пациентов в наш стационарный центр терапевтического питания, кроме того, мы наблюдали в амбулаторных условиях 157 детей с острой недостаточностью питания.

Доступ к чистой воде и гигиене является для нас абсолютным приоритетам, тем более в палящую летнюю жару. В июле мы доставили 15,2 миллиона литров хлорированной воды и обработали еще 69,3 миллиона литров для распределения.

Существует ли риск возникновения вспышки COVID-19 в Аль-Холе?

Мы только что услышали о первом подтвержденном случае заболевания COVID-19 среди жителей Аль-Хола. Мы беспокоимся о том, что будет дальше.

Лагерь Аль-Хол не очень хорошо подготовлен к вспышке COVID-19. Был построен бокс- изолятор, но он не готов к использованию. Не хватает обученного персонала, отсутствует элементарная инфраструктура водоснабжения и гигиены, а также адекватные меры по профилактике инфекций и борьбе с ними. Есть также проблемы с лекарствами и медицинским оборудованием, в том числе с кислородной терапией. Неудивительно, что, когда в лагере были выявлены люди с подозрением на COVID-19, они неохотно шли на лечение.

Наши сотрудники выявили 1900 человек среди всех жителей лагеря, которые будут особенно уязвимы перед лицом COVID-19. Многие из них страдают от неинфекционных заболеваний, такие как диабет, гипертония, астма или болезни сердца. Мы делаем все возможное, чтобы обеспечить их необходимыми лекарствами, мылом и другими необходимыми предметами. Это особенно важно, потому что они не могут самостоятельно пойти и купить их.

MSF работает над тем, чтобы обеспечить целенаправленное информирование населения о способах противодействия распространения COVID 19, но трудно просить людей, которые живут в такой тесноте, соблюдать невозможное  – например, физическое дистанцирование.

Следует ли увеличить объем гуманитарной помощи?

Да. Требуется коллективная работа. Мы, будучи «Врачами без границ», стараемся удовлетворить как можно больше потребностей людей и поддержать работу других организаций. Но требуется гораздо больше внимания и решимости. Такие районы, как «пристройка», почти полностью забыты всеми. Независимо от предполагаемой принадлежности людей, доступ к медицинской и гуманитарной помощи является их основным правом.

Помимо нашей работы в Аль-Холе и более масштабной борьбы с COVID-19, которую мы ведем на северо-востоке Сирии, мы продолжаем обеспечивать свободный доступ к первичной и специализированной медицинской помощи в Ракке, проводим мероприятия по вакцинации в Кобани (Айн-эль-Арабе). Мы также продолжаем оценивать медицинские и гуманитарные потребности людей, живущих в отдаленных, социально или экономически изолированных районах, неформальных поселениях и других лагерях.