© MSF

Тысячи смертей на пороге Европы – не случайность

Статья координатора MSF о гуманитарном кризисе на границах Европы

17.12.2021

Тысячи смертей на пороге Европы – не случайность

В Международный день мигранта на одном из самых смертоносных морских миграционных путей в мире мы становимся свидетелями разрушительных последствий, которые несет политика защиты границ, а не люедей. 

Кэролайн Виллемен, координатор проекта в организации «Врачи без границ» центральной части Средиземного моря.

Здесь, на поисково-спасательном судне Geo Barents организации «Врачи без границ»/ Médecins Sans Frontières (MSF), мы используем слово ‘survivors’ («пережившие катастрофу», «выжившие»), говоря о людях на борту, которые были спасены в море.

«Здесь, на поисково-спасательном судне Geo Barents организации «Врачи без границ»/ Médecins Sans Frontières (MSF), мы используем слово ‘survivors’ («пережившие катастрофу», «выжившие»), говоря о людях на борту, которые были спасены в море.

Во многих смыслах это вполне ожидаемо. Мы работаем в центральной части Средиземного моря, чтобы спасать жизни, и люди, которых мы спасаем, пережили очень реальную опасность: кораблекрушение. Многие из них также прошли непростой путь, включая насилие и жестокое обращение в Ливии и на миграционном маршруте.

Слово «выживший» приходит на ум, когда наша поисково-спасательная команда вытаскивает людей из переполненной лодки на грани затопления. Оно повисает в воздухе, когда на корабль прибывают люди, промокшие от смеси морской воды и топлива. Оно звучит тоно, когда спасенные люди начинают осмысливать то, что они только что пережили.

Слово «выживший» также напоминает нам обо всех тех, кто не пережил этого путешествия.

Всего месяц наша команда, которая работает на судне Geo Barents, обнаружила тела 10 человек на нижней палубе переполненной деревянной лодки. Предположительно, эти люди задохнулись парами топлива при попытке бежать из Ливии. Пятеро из них были моложе 18 лет. Это всего лишь 10 из более чем 1300 человек, которые погибли или пропали без вести в этом году, пытаясь пересечь Средиземное море в его центральной. Многие случаи гибели в море по-прежнему остаются неучтенными, и этот список продолжает расти.

Эти смерти – не несчастные случаи, а прямое следствие политики Европейского союза (ЕС) и входящих в него государств, которые защищают границы, а не людей.

С 2015 года команды MSF на борту шести поисково-спасательных судов работали над смягчением наиболее пагубных последствий европейской миграционной политики в центральной части Средиземного моря, спасая более 80 000 человек на смертоносном участке водного пути между Ливией и Европой. Шесть лет спустя MSF и другие неправительственные организации по-прежнему работают в море, которое продолжает с ужасной скоростью уносить человеческие жизни. В 2021 году число унесенных жизней будет по меньшей мере на 30 процентов больше, чем в 2020 году.

Сейчас на борту Geo Barents мы продолжаем наблюдать как отказ прибрежных государств выполнять свои международные и морские обязательства, так и расширение европейских границ.

В центральной части Средиземного моря до сих пор нет активного, целенаправленного, организованного европейскими государствами деятельности по поиску и спасению. Терпящие бедствие суда по-прежнему сталкиваются с позорным бездействием и безразличием, поскольку прибрежные государства не в состоянии координировать и проводить спасательные операции. Это стало нормой в центральной части Средиземного моря, несмотря на заявление президента Европейской комиссии Урсулы фон дер Ляйен о том, что «спасение жизней на море не является необязательным».

ЕС и входящие в него государства также продолжают выделять миллионы евро на финансирование, оборудование и разведданные Ливийской береговой охране, способствуя незаконным перехватам и возвращению людей, бегущих из Ливии. Благодаря этой поддержке Ливийская береговая охрана принудительно вернула в Ливию в 2021 году более 30 000 человек.

Но, хотя Европа финансирует ливийскую «поисково-спасательную деятельность», спасательная операция может завершиться только высадкой в безопасном месте. А Ливия – не такое место.

Большинство людей возвращаются туда, где их ждут незаконные задержания, насилие и эксплуатация. По заявлению ООН, это злоупотребления, которые могут быть приравнены к преступлениям против человечности. И без безопасных путей выезда из Ливии люди обречены существовать в этом замкнутом кругу или же им придется решиться на бегство через море.

Болезненно сознавать, что где бы то ни было – на Средиземном море или в любом другое место на границах Европы, европейская миграционная политика осуществляется за счет человеческой жизни, прав человека и человеческого достоинства.

В прошлом месяце Ахмад аль-Хасан, 19-летний юноша из сирийского Алеппо, утонул в реке Буг на востоке Польши после попытки пересечь границу из Беларуси. Он один из порядка десяти беженцев и мигрантов, которые, как предполагается, недавно погибли в холодных условиях в лесах и на реках на границе между Беларусью и Польшей.

В ноябре по меньшей мере 27 человек погибли при попытке пересечь Ла-Манш. На этом канале за последние годы еще никогда не погибало столько людей.

В Греции я работал с командами MSF, оказывающими педиатрическую и психологическую помощь людям из таких стран, как Афганистан, Демократическая Республика Конго и Сирия, которые проводят месяцы или даже годы в переполненных центрах приема на островах. Часто мои коллеги не могли оказывать помощь пациентам с травмами, которые появились в результате военных конфликтов, от которых они были вынуждены бежать. Коллеги были озабочены прямыми последствиями для физического и психического здоровья, которые несут ужасные условия жизни и отсутствие безопасности в этих центрах.

Ранее в этом году еврокомиссар по внутренним делам Ильва Йоханссон назвала ужасные условия, в которых тысячи людей живут зимой на острове Лесбос, "прискорбными". Но нет ничего "прискорбного" в опасных и бесчеловечных условиях в плохо оборудованных приемных центрах, в зимних лесах или по ту сторону Средиземного моря.

То, что мы переживаем вдоль европейских границ, - это не гуманитарный кризис, а кризис человечества. Как европеец, я не могу с этим смириться.

Мы знаем, что в центральной части Средиземного моря ни риск утонуть, ни вероятность перехвата ливийской береговой охраной не удерживали людей от попыток совершить этот переход. Я не могу забыть молодого человека, у которого были записаны номера телефонов своих родителей на куске картона, завернутого в несколько слоев пластика, чтобы кто-нибудь мог сообщить им, если он утонет. Или маленького мальчика с отцом. У ребенка на руке были написаны контактные данные его матери на случай, если его отец не переживет дорогу. Люди будут продолжать бежать из Ливии до тех пор, пока там продолжаются страдания, даже если они знают, что рискуют своей жизнью.

Как врачи, медсестры, психологи, культурные посредники и морские спасатели, мы солидарны с выжившими и со всеми людьми, стремящимися к безопасности, защите и стабильности. Мы продолжаем работать на самом смертельно опасном миграционном маршруте в мире, пытаемся предотвратить тысячи смертей каждый год, которых можно было бы избежать. Но мы можем сделать лишь немногое перед лицом бездушной миграционной политики и преднамеренной системы сдерживания и принудительного возвращения.

ЕС и европейские государства должны уделять приоритетное внимание человеческой жизни и человеческому достоинству на границах Европы. Люди уже достаточно пережили.